Что мы можем делать с помощью языка

Для чего нужен язык?

Теперь нам нужно выяснить, что мы делаем в реальной жизни при помощи языка?

Во-первых, общаемся с другими людьми, устанавливаем контакты, разрываем отношения;

во-вторых, выражаем свои чувства и эмоции;

в-третьих, вызываем чувства и реакции в других людях.

В-четвёртых, язык – это система магических знаний и действий в окружающем мире.

Язык – удивительный инструмент, посредством которого люди общаются между собой. Именно язык хранит все людские знания с древнейших времён и до наших дней. Именно язык делает возможным само существование и развитие человеческой культуры.

В общении двух людей есть две позиции: говорящий и воспринимающий. Слова говорящего явно и не явно воздействуют на воспринимающего. Что в этом явного?

Мы знаем, что голос человека, определённые вибрации от слов его воздействуют на слуховой анализатор воспринимающего. А вот что происходит дальше в мозгу человека, в его сознании. Вот здесь наука может только гадать.

Я влияю через свою мысль на окружающий меня мир, людей.

Часто приходится слышать от людей: «Этот человек пытался управлять мной, манипулировать» или «Он не даёт мне нормально жить».

Мы все влияем друг на друга. Без этого жить невозможно. Даже, если вы уйдете в лес, в горы, то всё равно будете ощущать влияние. В конце концов, цивилизация доберётся до вас, как когда-то добралась до индейцев Америки и Австралии.

Очевидно то, что слова каким-то образом воздействуют на человека. Но каким образом?

Ответ сокрыт в самом вопросе.

Именно образ является ключом к разгадке.

Слышим слово «Собака». Что происходит с нами? В сознании возникает образ собаки. Причём, у каждого он свой.

Вот другое слово – «Дом».

И снова образ-картинка. У одного человека это образ многоэтажки и квартиры в ней. У другого – это образ дома бабушки и дедушки, с русской печкой. Вот он уже ощущает запах свежеиспечённого хлеба и вкус парного молока, слышит мычание коровы и лай собаки.

А теперь соединим эти образы неким действием: «Собака бежит к дому». Картинка ожила. И оживил её глагол «бежит». Предлог «к» направил действие. Всё просто.

Слова говорящего вызвали к жизни образы в сознании у слушающего. Но, что особенно важно, они произвели в нём некое действие. Это действие очень тонкое, пока не видимое. Но оно произошло. Сочетания букв и слов могут вызывать в человеке разные чувства. Одни из них могут разрушать, другие будут благотворны и целительны. Именно звуки, слова, в том числе и напечатанные, вызывают в душе человека необычное движение чувств.

А если наделить слова неким смыслом, вызвать в слушающем движение чувств? То тогда можно сказать, что общение состоялось, и люди поняли друг друга.

Но вот что интересно. При общении не происходит передачи информации.

И для чего же нужно общаться?

Мы с вами уже знаем, что в подсознании человека есть вся информация, которая имеется во Вселенной. А раз есть ВСЯ информация, то что может быть передано при общении?

Что же тогда происходит при взаимодействии людей?

Я уже писал в своих предыдущих книгах о том, что общение с человеком – это всегда соприкосновение с другим миром. Мы воздействуем друг на друга на очень глубоком подсознательном уровне и помогаем друг другу задействовать чувства и образы. Происходит взаимодействие двух Миров, Вселенных. Но какова цель этого взаимодейситвия?

Оказывается, единственная цель общения – сотворчество, созидание. При общении происходит объединение мыслей-образов, а значит, и энергий людей, их усилий. Формируется коллективная мысль, которая силой обладает неимоверной. А под воздействием многих коллективных мыслей формируется общая реальность.

У одного человека нет никакого сознания. Есть только знание. Со-знание (совместное знание) есть как минимум у двух и более людей. Поэтому, когда человек говорит о сознании, он подразумевает связь со многими разумами.

Язык – это инструмент. Это система символов и знаков, это неявная философская система. Однажды Конфуций сказал: «Знаки и символы управляют миром». Но кто-то же их создал? Поэтому следует уточнить: управляет миром человек, создающий знаки и символы.

Общение побуждает к совместному действию. Это действие может быть созидательным или разрушительным. Происходит соединение энергий людей (если общение состоялось). Люди начинают производить одни и те же мысли, или очень похожие. Мысли, образы и чувства – становятся общими. Потом они переходят в действия. Так происходит процесс сотворения.

А вот на что мы направим этот процесс?

Ведь можно подумать о конце света и представить страшные картины. А можно дружно помечтать о прекрасном будущем и приблизить его своими действиями.

К вам подходит на улице женщина с какими-то книжечками в руках и начинает пугать апокалипсисом. А потом предлагает спастись вместе с ней.

Знайте, этот человек не хочет жить в этом мире. Но это его выбор. В мыслях он уже уничтожил этот мир. Но одной его мысли недостаточно, и поэтому он хочет привлечь вас и ещё людей, чтобы коллективная мысль стала сильнее и воплотилась в реальных событиях. Именно подобные мысли и способствуют разным катастрофам и стихийным бедствиям.

Если вы хотите жить, то вы не пойдёте за этими людьми.

Вывод: слова и общение нужны для совместного творения. Для того, чтобы включить коллективный разум, а значит, сделать мысль во сто крат, в миллион раз сильнее.

Потому человек и не может жить без общения. Оно необходимо ему как воздух, вода или пища. Именно с помощью общения человек обретает цельность, целостность. Общение – это жизнь.

Сказать что-то – сделать это

Мы используем как устную, так и письменную речь. Мы можем использовать ее посредственно, а можем понимать всю глубину происходящих явлений, порождаемых нашей речью и мыслями.

Значительная часть используемых нами форм речи активно влияет на окружающий мир. Другими словами, когда мы что-то говорим, мы уже делаем то, о чём мы говорим.

Это очень важно понять!

За любым словом стоит образ. У любого слова есть своя функция.

Существует два вида языка.

1. Чувственный язык. Описывает конкретные предметы и явления. Это то, что можно заснять на пленку.

«Стол стоит на полу»

2. Оценочный язык. Это понятия, абстракции, процессы.

Читайте также:  Что означает вереск на языке цветов

«Я чувствую себя счастливым».

«Вы выглядите усталым».

Магия языка заключена в его структуре.

Давайте заглянем в словарь.

У каждого слова есть свое значение. Но значения эти, по сути, абстрактны.

Переживая субъективный опыт, человек называет предметы и явления своими именами и закрепляет за ними то или иное значение. Но значение – это иллюзия. Оно не присутствует в самом предмете. Это мы, люди, наделяем предметы значениями. Мы создаём образы.

В первом случае мы связали предмет (лимон) с неким качеством (кислый), определяемым нашими органами чувств.

Потом мы связываем один предмет или качество с другим, создавая ассоциации.

Например: Белый и сладкий

Сначала мы называем предмет или явление, т.е. даём ему название. Затем определяем его функцию, т.е. связываем с другими предметами и используем для получения чего-либо. Мы снова представляем себе то, что увидели, услышали и почувствовали. Слова позволяют нам описать свои образы, чувства.

С другой стороны, слово – это ключ к образам и чувствам, хранящимся в подсознании.

Но с лимоном как будто всё понятно. Это предмет и мы можем проверить на опыте его качества.

А что означает слово «Горе»? Как нам толкует его словарь?

Горе – скорбь, глубокая печаль.

Печаль – чувство грусти и скорби, состояние душевной горечи.

Ничем не лучше. Посмотрим ещё слово «Скорбь».

Скорбь – крайняя печаль, горесть, страдание.

Опять одни абстракции. Ходим вокруг да около.

Но пока мы искали в словаре значение всех этих слов, у вас уже наверняка возникло воспоминание, в котором проявились эти чувства. Значение этого чувства для вас зависит от конкретных образов, звуков, ощущений, которые появляются у вас в ответ на это слово.

Радость – ощущение большого душевного удовлетворения, весёлое чувство.

И здесь получается описание ощущений. Мы связываем это слово с теми чувствами, которые мы испытываем внутри себя. Но какие чувства мы испытываем, зависит только от нас. Так как одна и та же ситуация у первого человека может вызвать горе, а у второго – радость. Даже у одного человека в течение короткого времени чувства могут резко измениться, если изменится отношение к ситуации.

Как вы уже поняли из вышесказанного, никакого значения или смысла в реальности не существует отдельно от человека, так как значение предмету придаёт человек. Оно существует только в функционировании его нервной системы. Оно существует только благодаря Человеку.

Отсюда следует гениальный вывод! Так называемая объективная реальность – это среднестатистическая, совокупная, усреднённая характеристика субъективных реальностей всех людей. Получается, что Реальность – это своеобразное негласное соглашение людей. Почему негласное? Потому что действует на уровне подсознания.

Отсюда следует второй гениальный вывод: мы можем изменить объективную реальность только в том случае, если изменим свою субъективную реальность.

Вообще дело обстоит так. Создатель сотворил наш прекрасный мир, Природу и Человека, как венец своего творения по образу и подобию своему. Создатель отдал Человеку всё, что имел, в том числе и свободу воли. Далее Человек, обладая свободой выбора, может улучшить мир, созданный Отцом, создав свой уникальный, или уничтожить то, что ему уже дали. По какому пути пошло человечество – нетрудно догадаться!

Если мы на глубоком подсознательном уровне сможем понять, что мы сами конструируем реальность с помощью слов и значений, то станем хозяевами языка, а не только его потребителями, пользователями. Мы сможем творить чудеса при помощи слов. Мы сможем использовать свой язык магическим образом, меняясь при этом сами и помогая измениться другим.

Меня удивляет, что большинство людей просто не осознают своих уникальных волшебных возможностей. Они продолжают жить совершенно безсмысленно, не понимая сути происходящих явлений.

Язык не просто описывает взаимосвязь предметов и явлений окружающего мира. Он создает и структурирует этот мир.

А сейчас проделаем небольшое упражнение.

Прочитайте фразу «Я люблю?»

Какой образ и какие ощущения возникли у вас? Что вы видите, слышите, чувствуете? Это события из прошлого или будущего? Где вы находитесь и есть ли кто-то рядом с вами?

Что же произошло? Возникло ли у вас переживание, образ? Если да, то вы поддались магическому действию слов. Вы отправились внутрь себя и придали этим словам свой смысл и значение. Причём, обратите внимание, у каждого человека возник свой образ. Это очень важный момент в осознании этого процесса! СВОЙ ОБРАЗ!

Именно мы сами создаём воздействие на себя, придавая ему некое значение. И в то же время мы воздействуем на окружающий мир, так как порождаем словами образы и чувства у других людей.

А теперь давайте раскроем волшебные механизмы воздействия языка.

Источник

«Изучение языка поможет понять, что делает нас людьми»: психолог Лера Бородитски о том, как язык формирует мышление

Александр Цыганков

Язык существенно влияет на картину мира человека. Он определяет такие фундаментальные основы человеческого знания, как представления о пространстве, времени и связях. T&P публикуют статью профессора психологии Леры Бородитски о том, как индейцы Амазонии обходятся без числительных, почему еврейские дети осознают свою половую принадлежность раньше финских детей и как особенности китайского языка влияют на математические способности жителей Поднебесной.

Я беседую с пятилетней девочкой из Пормпуроу — небольшой области проживания аборигенов на западном окончании полуострова Кейп-Йорк в Северной Австралии. Если я прошу ее указать на север, она делает это без всяких колебаний и, как показывает мой компас, абсолютно точно. Спустя какое-то время я задаю тот же вопрос на лекции в Стэнфордском университете, где присутствуют выдающиеся ученые — обладатели премий и медалей за научные достижения. Я прошу их закрыть глаза с тем, чтобы они не видели действия своих соседей, и предлагаю указать на север. Многие отказываются сразу, так как вообще не в состоянии это сделать, другие на время задумываются, а затем указывают на все возможные направления. Я повторяла данный эксперимент в Гарварде, Принстоне, Москве, Лондоне и Пекине — результат был всегда один и тот же.

Бесспорное влияние

Итак, пятилетняя девочка, принадлежащая к определенной культуре, легко делает то, на что не способны крупные ученые из другой культуры. Чем же могут быть обусловлены столь существенные различия в одной из познавательных способностей? Как ни удивительно, причиной может служить разница в языке общения.

Представления о том, что языковые особенности способны влиять на познавательные функции, высказывались уже несколько веков тому назад. С 1930-х годов они получили подтверждение в работах американских лингвистов Эдварда Сепира (Edward Sapir) и Бенджамина Ли Уорфа (Benjamin Lee Whorf). Изучая различия между языками, они пришли к выводу о том, что носители разных языков мыслят по-разному. Такие представления были сначала встречены с большим энтузиазмом, однако, к сожалению, они совершенно не были подкреплены объективными данными. К 1970-м годам многие ученые разочаровались в гипотезе Сепира—Уорфа, и на смену ей пришли теории универсальности мышления и речи. Однако сегодня, спустя несколько десятилетий, наконец, появился большой фактический материал, свидетельствующий о формировании мышления под влиянием особенностей языка. Эти факты опровергают устоявшуюся парадигму универсальности мышления и открывают новые увлекательные перспективы в области происхождения мышления и представлений о действительности. Кроме того, полученные результаты могут иметь важное юридическое, политическое и педагогическое значение.

Читайте также:  Молочница на языке у младенца чем лечить

В мире насчитывается более 7 тысяч языков, и каждый из них требует особых речевых оборотов. Предположим, я хочу сообщить, что посмотрела фильм «Дядя Ваня на 42-й улице». На языке миан, распространенном в Гвинее, в зависимости от употребленного мной глагола собеседник узнает, что я видела фильм только что, вчера или давно. На индонезийском языке, напротив, из конструкции глагола даже не будет ясно, видела ли я его или только собираюсь посмотреть. В русском языке из глагола станет ясен мой пол, а на мандаринском наречии китайского языка мне придется уточнить, идет ли речь о дяде по отцовской или материнской линии и о родстве по крови или по браку — для каждого из данных случаев используется разное существительное. А на языке пираха (на котором говорит маленькое племя, обитающее на одном из притоков Амазонки) я даже не смогла бы сказать «42-я улица» — в нем нет чисел, а имеются лишь понятия «мало» и «много».

В языке тайоре (куук-тайоре) нет таких пространственных понятий, как «левое» и «правое». Вместо них применяются обозначения абсолютных направлений — север, юг, восток и запад.

Различий между разными языками бесконечное множество, но это еще не означает, что носители разных языков по-разному мыслят. Можем ли мы утверждать, что говорящие на миане, индонезийском, русском, мандаринском или пираха в конечном счете по-разному воспринимают, вспоминают и рассуждают об одних и тех же явлениях? На основании данных, полученных в моей и нескольких других лабораториях, мы вправе считать, что язык действительно влияет на такие фундаментальные основы человеческого знания, как представления о пространстве, времени, причинно-следственных связях и отношениях с другими людьми.

Вернемся в Пормпуроу. В языке тайоре (куук-тайоре), на котором говорят в этой области, нет таких пространственных понятий, как «левое» и «правое». Вместо них применяются обозначения абсолютных направлений — север, юг, восток и запад. В английском такие понятия, разумеется, тоже используются, но лишь для указания глобальных направлений. Мы никогда не скажем, например, «надо же, салатные вилки положили на от обеденных!» На языке тайоре, напротив, указания абсолютных направлений применяются во всех пространственных масштабах: можно сказать, например, что «чашка стоит на от тарелки» или «мальчик к югу от Мэри — мой брат». Таким образом, чтобы хоть как-то общаться на этом языке, надо постоянно ориентироваться в пространстве.

Данные, полученные за последние два десятилетия в новаторских работах Стивена Левинсона (Stephen C. Levinson) из Института психолингвистики имени Макса Планка (Неймеген, Нидерланды) и Джона Хэвиленда (John B. Haviland) из Калифорнийского университета (Сан-Диего), показывают, что носители языков, в которых применяются обозначения абсолютных направлений, удивительно хорошо ориентируются в пространстве, в том числе в незнакомых местностях или зданиях. У них это получается лучше, чем у постоянных обитателей, говорящих на обычных языках; более того, их способности выходят за рамки современных научных представлений. Видимо, столь удивительные возможности формируются под влиянием особенностей языка.

Особенности восприятия пространства влекут за собой и особенности восприятия времени. В частности, мы с моей коллегой из Калифорнийского университета (Беркли) Элис Гэби (Alice Gaby) предъявляли говорящим на тайоре иллюстрации с разными разворачивающимися во времени событиями — взрослеющего человека, растущего крокодила, съедаемого банана. Перемешав картинки, мы просили испытуемых расположить их в определенной временной последовательности.

Каждый участник проделал процедуру дважды, будучи сам расположенным в разных направлениях. Говорящие на английском при выполнении задачи раскладывают карточки слева направо, а на иврите — справа налево: таким образом, особенности письма определяют наши представления о временной организации. В случае же с говорящими на тайоре картина была иной: они располагали карточки в направлении с востока на запад. Иными словами, если они сидели лицом к югу, то карточки раскладывались слева направо; к северу — справа налево; к востоку — к себе, к западу — от себя. Никому из испытуемых мы не сообщали, как ориентированы стороны света: они знали об этом сами и спонтанно использовали ориентировку в пространстве для формирования временной структуры.

Существуют и другие различия в представлениях о времени среди разных культур. Так, на английском языке говорят, что будущее впереди, а прошлое позади. В 2010 году исследователь из Абердинского Университета (Шотландия) Линден Майлс (Lynden Miles) и его сотрудники обнаружили, что говорящие на английском при мысли о будущем подсознательно наклонялись вперед, а при мысли о прошлом — назад. Однако на языке аймара, на котором говорят жители Анд, напротив, будущее позади, а прошлое — впереди. Соответственно отличается и их жестикуляция: в 2006 году Рафаэль Нуньес из отделения Калифорнийского университета в и Ева Свитсер (Eve Sweetser) из отделения Калифорнийского университета в Беркли показали, что говорящие на аймара при упоминании о прошлом наклонятся вперед, а о будущем — назад.

Каждый запоминает по-своему

Носители различных языков по-разному описывают события, и в результате по-разному запоминают роль их участников. Каждое событие, даже самое мимолетное, представляет собой сложную логическую структуру, требующую не только точного воссоздания, но и интерпретации.

Возьмем, к примеру, известную историю о том, как бывший вице-президент США Дик Чейни на охоте вместо перепелки случайно ранил своего приятеля Гарри Уиттингтона. Историю можно описать по-разному. Можно, например, сказать: «Чейни ранил Уиттингтона», и это будет прямо указывать на Чейни как на виновника происшествия. Можно сказать и : «Уиттингтон был ранен Чейни», и это уже несколько дистанцирует Чейни от события. Можно вообще оставить Чейни за кадром, написав «Уиттингтона ранили». Сам Чейни высказался так (буквально): «В конечном счете, именно я тот человек, кто нажал на курок ружья, выпустившего заряд, ранивший Гарри», тем самым разделив себя и несчастный случай длинной цепочкой событий. А бывший в то время президентом США Джордж Буш придумал еще более ловкую формулировку: «Он услышал шум крыльев, обернулся, выстрелил и увидел, что его друг ранен», одной фразой превращающую Чейни из виновника несчастного случая в простого свидетеля.

Агентивность трактуется лингвистами как свойство языковой конструкции, в которой человек предстает не субъектом действий, а объектом. Проще говоря, человек описывает ситуацию так, словно он не имеет к происходящему отношения, на событие повлияли не зависящие от него обстоятельства.

На американцев такие словесные фокусы редко оказывают влияние, поскольку в англоязычных странах, где главная задача детей и политиков — увильнуть от ответственности, неагентивные конструкции звучат как нечто явно уклончивое. Говорящие на английском предпочитают обороты, прямо указывающие на роль того или иного человека в событии, например «Джон разбил вазу». Напротив, японцы и испанцы чаще используют именно неагентивные конструкции типа «ваза разбилась» (по-испански — «Se rompiу el florero»), в которых о виновнике происшествия непосредственно не говорится.

Читайте также:  Преобретите или приобретите как правильно пишется

Мы с моей студенткой Кейтлин Фози (Caitlin M. Fausey) обнаружили, что такие языковые особенности могут обусловливать различия в воспроизведении событий и воспоминаниях очевидцев. В наших исследованиях, результаты которых были опубликованы в 2010 году, лицам, говорящим на английском, испанском и японском предъявляли видеофрагменты, где два человека прокалывали воздушные шарики, разбивали яйца и проливали жидкости — в одних случаях случайно, в других — нарочно. Далее их просили вспомнить, кто именно был виновником происшествия — как при опознании подозреваемого. С точки зрения языковых особенностей результаты оказались предсказуемы. Носители всех трех языков описывали намеренные события с использованием агентивных конструкций типа «Это он проколол шарик» и одинаково хорошо помнили виновников событий. Однако воспоминания о случайных происшествиях имели очень характерные различия. Участники, говорящие на испанском и японском, по сравнению с англоязычными, реже описывали происшествия с помощью агентивных конструкций и хуже запоминали их виновника. При этом в целом способность к запоминанию у них не была хуже — намеренные события, при описании которых виновник, разумеется, указывался, они помнили столь же хорошо, как и носители английского языка.

На иврите обозначение пола чрезвычайно распространено (даже слово «ты» различается в зависимости от него), в финском используется существенно реже, а английский занимает в этом отношении промежуточное положение. Оказалось, что выросшие среди говорящих на иврите дети осознавали свою половую принадлежность на год раньше, чем говорящие на финском.

Язык влияет не только на запоминание, но и на обучение. Во многих языках структура имен числительных более явно соответствует десятичной системе, чем в английском (в китайском, например, нет таких исключений, как «eleven» для одиннадцати и «twelve» для двенадцати, где нарушено общее правило прибавления к цифре, обозначающей единицы, основы «-teen», аналогичной русскому«-дцать»), и их носители быстрее овладевают счетом. Число слогов в числительных влияет на запоминание телефонного номера или счет в уме. От особенностей языка зависит даже возраст осознания своей половой принадлежности. В 1983 г. исследователь из Мичиганского университета (Анн-Арбор) Александр Гиора (Alexander Guiora) сравнил три группы детей, родными языками которых были иврит, английский и финский. На иврите обозначение пола чрезвычайно распространено (даже слово «ты» различается в зависимости от него), в финском используется существенно реже, а английский занимает в этом отношении промежуточное положение. Оказалось, что выросшие среди говорящих на иврите дети осознавали свою половую принадлежность на год раньше, чем говорящие на финском, а англоязычные дети заняли некое среднее положение.

Что на что влияет?

Я привела лишь несколько ярких примеров различий в познавательных функциях у носителей разных языков. Естественным образом возникает вопрос — влияют ли особенности языка на мышление или наоборот? Видимо, верно и то, и другое: от того, как мы мыслим, зависит наш язык, но есть и обратное воздействие. В последние десять лет с помощью ряда остроумных исследований было доказано, что язык, бесспорно, играет роль в формировании мышления. Выяснилось, что изменение состава языка влияет на познавательные функции. Так, обучение новым словам, обозначающим цвета, влияет на различение оттенков, а словам, обозначающим время — на восприятие времени.

Еще один путь исследования влияний языка на мышление — изучение людей, свободно говорящих на двух языках. Оказалось, что восприятие действительности в известной степени определяется тем, на каком языке такой человек говорит в данный момент. Два исследования, опубликованных в 2010 году, показали, что от этого могут зависеть даже такие фундаментальные свойства, как симпатии и антипатии.

Одно из исследований было проведено учеными из Гарвардского университета Олудамини Огуннейком и его коллегами, другое — коллективом Шая Данцигера из Университета Бен-Гуриона в Негеве. В обеих работах изучались подсознательные предпочтения у двуязычных испытуемых — владеющих арабским и французским в Марокко, испанским и английским в США и арабском и ивритом — в Израиле. Последним, в частности, предлагали быстро нажимать клавиши в ответ на предъявление разных слов. В одном случае при предъявлении еврейских имен (например, «Яир») или обозначений положительных качеств (например, «хороший» или «сильный») испытуемые должны были нажать клавишу «M», а при предъявлении арабских имен (например, «Ахмед») или отрицательных качеств (например, «плохой» или «слабый») — клавишу «X». Затем условия менялись таким образом, что одна клавиша соответствовала еврейским именам и отрицательным качествам, а другая — арабским именам и положительным качествам. Во всех случаях измерялось время реагирования. Такой метод широко используется для оценки подсознательных предпочтений — в частности, ассоциаций между этнической принадлежностью и положительными либо отрицательными чертами.

В китайском, например, нет таких исключений, как eleven для одиннадцати, и его носители быстрее овладевают счетом.

К удивлению ученых, скрытые предпочтения у одних и тех же людей существенно отличались в зависимости от того, какой язык они в данный момент использовали. В частности, в вышеописанном исследовании при использовании иврита подсознательное отношение к еврейским именам было более положительным, чем при использовании арабского. Видимо, язык влияет на гораздо более многообразные психические функции, чем принято предполагать. Человек пользуется речью даже при выполнении таких простых заданий, как различение цветов, подсчете точек на экране или ориентировании в небольшом помещении. Мы с моими сотрудниками обнаружили, что, если воспрепятствовать свободному использованию речи (например, попросить испытуемых постоянно повторять газетную выдержку), то выполнении таких заданий нарушается. Это позволяет предположить, что особенности разных языков могут влиять на очень многие стороны нашей психической жизни. То, что принято называть мышлением, представляет собой сложную совокупность речевых и неречевых функций, и, возможно, существует не так много мыслительных процессов, на которых не воздействовали бы особенности языка.

Важнейшая особенность человеческого мышления — пластичность: способность быстро перестраивать представления о действительности при ее изменениях. Одним из проявлений такой пластичности является многообразие человеческих языков. Для каждого из них характерен уникальный набор познавательных средств и каждый основан на знаниях и представлениях, накопленных в данной культуре на протяжении тысячелетий. Язык — это способ восприятия, познания и осмысления мира, бесценный руководитель по взаимодействию с окружением, созданный и выпестованный нашими предками. Изучение влияний языка на мышление поможет понять, как мы формируем знания о действительности и ее закономерностях, достигая все новых интеллектуальных вершин — иными словами, саму суть того, что делает нас людьми.

Редакция «Теорий и практик» благодарит журнал «В мире науки» за предоставленную статью Леры Бородитски «Как язык формирует мышление». Данный перевод был сделан Николаем Алиповым и опубликован в пятом номере журнала за 2011 год.

Источник

Простыми словами о самом интересном
Добавить комментарий