Что лежит в основе генеалогической классификации языков

Генеалогическая классификация языков

Вы будете перенаправлены на Автор24

Общая характеристика генеалогической классификации языков

Генеалогическая (или генетическая) классификация языков – это группировка языков мира, основанная на установлении между ними языкового родства.

В данном случае под языковым родством понимают происхождение языков от одного общего языка-предка (также называемого родительским языком / протоязыком / праязыком).

Доказательством общего происхождения языков является обнаружение общего происхождения морфем этих языков (корней и аффиксов), которое, в свою очередь, подтверждается наличием в них регулярных межъязыковых фонетических соответствий.

Помощь со студенческой работой на тему
Генеалогическая классификация языков

Таким образом, для генеалогической классификации языков требуется создать сравнительно-историческую фонетику, с её помощью реконструировать морфемы (в первую очередь, корни) праязыка и проследить (по строгим правилам) их превращение в морфемы дочерних языков (языков-потомков). Этим способом установлено языковое родство большинства современных языковых семей.

Чтобы определить конкретное место языка в генеалогической классификации, необходимо воспользоваться сравнительно-историческим методом, который заключается в сопоставлении языка с другими родственными языками той же семьи и с их общим праязыком.

Взаимосвязь генетически классифицированных языков

В случае генеалогической классификации языков их группируют в соответствующие таксономические единицы. На примере русского языка это выглядит следующим образом:

Кроме того, возможно осуществить генеалогическую классификацию внутри одного языка. Это осуществляется для достижения целей частного языкознания, например, лингвистической русистики:

Основной таксономической единицей в генеалогической классификации языков выступает языковая семья. Она представляет собой генетическое объединение языков. В основе этого объединения лежит общее происхождение языков от единого праязыка.

Как правило, язык-предок языковой семьи должен был существовать 6—7 тысяч лет назад. Этот временной интервал был взят с примера индоевропейской языковой семьи, которая является крупнейшей – на её языках разговаривают около 3 миллиардов людей.

В последние десятилетия лингвистами предпринимаются попытки осуществить генеалогическую классификацию языков для временного периода более раннего, чем 7 тысяч лет назад. В данном случае предполагается говорить о макросемьях, которые объединяют несколько выделенных языковых семей. Однако на сегодняшний день эти предположения носят гипотетический и неподтверждённый (в отличие от семей) характер.

Одной из таких макросемей является ностратическая макросемья, которая помимо индоевропейской включает в себя алтайскую, уральскую, афро-азиатскую и другие языковые семьи. По разным подсчётам предполагается, что единый ностратический праязык существовал и начал распадаться 10-20 тысяч лет назад.

Однако не для всех языков, существование которых было доказано, было установлено родство с какими-нибудь другими языками. Выделяют два типа таких языков: изолированные и неклассифицированные языки.

Изолированный язык (также называемый язык-изолят) представляет собой язык, о котором собрано достаточно лингвистических данных, позволяющих сделать вывод об отсутствии какого-либо языкового родства и его невключении ни в одну из известных языковых семей. Такой язык образует как бы отдельную языковую семью, состоящую только из него самого. Примерами изолированных языков выступают баскский, шумерский, бурушаски, нивхский, хадза, эламский.

Неклассифицированные языки являются малоизученными из-за нехватки данных о них. В результате этого установить их родство с другими языками не представляется возможным.

Развитие научной разработки генеалогической классификации языков

Непосредственно научным рассмотрением генеалогической классификации языков занялись в XIX веке – вместе с развитием общего языкознания. Однако исследования, касающиеся эти вопросы, проводились ещё во времена Средневековья.

Так, тюркский филолог XI века Махмуд аль-Кашгари изучал вопросы взаимосвязи тюркских языков; арабские и еврейские лингвисты того времени осуществляли сравнение между собой семитских языков и т.п.

В начале XIX века в рамках сравнительно-исторического языкознания были установлены первые научные основы генеалогической классификации языков. Тогда установление родства языков и их генеалогическая классификация основывались на теории родословного дерева немецкого языковеда А. Шлейхера.

ХХ век для генеалогической классификации языков характеризуется активным использованием достижений лингвистической географии, а также использованием волновой теории языкового развития, автором которой является немецкий лингвист И. Шмидт. Теория волн (в отличие от теории родословного дерева) позволяет объяснить зафиксированные в последнее время явления языковой конвергенции.

Источник

Генеалогическая классификация языков

Генеалогическая классификация языков

По отношению к неродственным языкам (или языкам, находящимся в очень отдаленном родстве друг с другом) в большинстве случаев исконный лексический запас легко отделяется от результатов позднейших контактов тогда, когда языки имеют систему флексии (как правило, не заимствующуюся из одного языка в другой неродственный), поэтому соответствия, наблюдаемые между фонемами в составе грамматических морф, могут служить контрольным материалом для сравнения слов, относимых к общему исходному словарю (и соответственно не объясняемых заимствованиями). При отсутствии в данной группе языков системы флексий такого контрольного материала нет, и тогда вывод о принадлежности слои к общему исходному словарю остается гипотетическим. В качестве альтернативного объяснения в этом случае возможно вторично приобретенное (аллогенетическое, по Г. В. Церетели) родство языков. Гипотеза вторично приобретенного родства в осебенности вероятна по отношению к явлениям синтаксического уровня языка (если они никак не связаны с морфологическими) и к фонетическим структурным сходствам: последние часто возникают при позднейшем ареальном контактировании языков в пределах одного языкового союза (например, балканского). Согласно взглядам ряда лингвистов (Е. Д. Поливанов, Н. С. Трубецкой, В. Пизани), языковые семьи, фиксируемые в генеалогической классификации языков часто (как в случае индоевропейской) в действительности и представляют собой языковой союз.

Если родственные языки или диалекты не полностью прекращают контакты друг с другим, то вторично возникающие межъязыковые (междиалектные) связи могут перекрывать более ранние, что затрудняет последовательное проведение генеалогической классификации языков по принципу родословного древа. Этот последний предполагает, что каждый общий язык (праязык) распадается на два или более праязыка, которые, в свою очередь, могут распадаться на два или более промежуточных праязыка, из которых (при допущении в принципе неограниченного числа промежуточных праязыков) могли развиться реально известные языки. Например, все известные славянские языки выводились из общеславянского (славянского праязыка) через посредство трех промежуточных праязыков (западнославянского, южнославянского и восточнославянского), причем можно предполагать и наличие промежуточных праязыков. Родословное древо по отношению к славянским, как и применительно ко многим другим языкам, является удобным схематическим упрощением, но оно в очень малой степени отражает реальные исторические процессы развития диалектов. В частности, по отношению к славянским языкам несомненно, что южнославянская подгруппа не представляет собой результатов развития реального промежуточного праязыка, а только служит обозначением всех тех славянских диалектов, которые после переселения носителей венгерского языка в Венгрию к концу 1-го тыс. до н. э. оказались отделенными от остальных славянских диалектов и позднее развивались в контакте с языками балканского языкового союза. До этого времени часть западнославянских диалектов, позднее развившихся в словацкий и чешский языки, была связана с тем диалектом, из которого развился словенский язык, другая же часть западнославянских диалектов, из которых развились лехитские языки, имела некоторые общие черты с северным диалектом древневосточнославянского языка, позднее давшим диалект, известный начиная с новгородских берестяных грамот 10-12 вв. Обозначая древние диалекты праславянского языка в соответствии с языками, в которые потом эти диалекты превратились, можно выделигь не менее 7 таких диалектов, находившихся в контактных отношениях друг с другом в 1-м тыс.

Читайте также:  Что такое правильность в русском языке

Пралехитский Прасеверно-восточнославянский
Пралужицкий
Прачешско-словацко-словенский Праюжно-восточнославянский
Працентрально-южнославянский Прапериферийно-южнославянский

Эта схема тоже является условной, но для определенного периода (около сер. 1-го тыс. и несколько ранее) она могла отвечагь определенной исторической реальности. Однако переосмысление традиционной генеалогической классификации языков в терминах таких схем, отвечающих принципам лингвистической географии, еще только начинается.

Согласно этим принципам, намеченным по отношению к генеалогической классификации языков уже в теории волн И. Шмидта, каждое новое языковое явление распространяется из определенного центра постепенно затухающими волнами. Каждый диалект, постепенно развивающийся в родственный язык, представляет собой сочетание (\»пучок\») таких волн (изоглосс). При исчезновении промежуточных звеньев (диалектов или языков) могут наблюдаться более четкие различия между родственными языками. При сохранении таких звеньев различия между родственными языками (например, западно-романскими: французским, провансальским и др.) являются непрерывными и родственные языки постепенно переходят друг в друга через ряд промежуточных диалектов, позднейшие контакты которых делают особенно сложным разграничение древних и более поздних диалектных связей.

Чем ближе разделение родственных языков к историческому времени и чем больше число памятников, отражающих древнюю диалектную дробность этих языков, тем более реалистической может быть картина их исторических соотношений, фиксируемая в генеалогической классификации языков. При отсутствии же древних текстов и при большой удаленности времени разобщения родственных языков схемы их соотношений, фиксируемые в генеалогической классификации языков, остаются более условными (например, по отношению ко многим языкам Юго-Восточной Азии или Южной Америки).

Отдельные наблюдения, предваряющие генеалогическую классификацию языков, содержатся уже в работах средневековых ученых: Махмуда Кашгари по тюркским языкам, арабских и еврейских лингвистов, сравнивавших друг с другом семитские языки, и т. п. Удачный опыт синтеза предшествующих мнений о генеалогической классификации языков можно найти у Г. Лейбница. Но до установления родства индоевропейских языков и выработке в начале 19 в. на их материале принципов генеалогической классификации языков на основе сравнительного метода эти отдельные наблюдения не основывались на сколько-нибудь надежном научном аппарате. Основы генеалогической классификации языков были намечены в сравннительно-историческом языкознании еще в 19 в., но дальнейшее ее совершенствование в духе теории волн Шмидта осуществлялось в свете достижений лингвистической географии в 20 в. Наиболее интенсивные работы по уточнению генеалогической классификации большинства языков Юго-Восточной Азии, Африки, Северной и Южной Америки проведены в середине и 2-й половине 20 в. К этому же времени относится и начало систематических работ по объединению языков в «макросемьи».

Мейе А. Сравнительный метод в историческом языкознании, пер. с франц., М., 1954.
Иванов В. В. Генеалогическая классификация языков и понятие языкового родства. М., 1954.
Бонфанте Д. Заметки о родстве европейских языков. К истории постановки вопроса в период с 1200 по 1800 гг., \»Вестник истории мировой культуры\», 1957, № 4.
Теоретические основы классификации языков мира, под. ред. В. Н. Ярцевой, М., 1980.
Pisani V., Parente linguistique, \»Lingua\», 1952, v. 3, № 1.
Pulgram E. Family tree, wave theory and dialectology, \»Orbis\», 1953, t. 2, № 1.
Allen W. Relationship in comparative linguistics, \»Transactions of the Philological society. 1953\», Oxford, 1953.
Greenberg J. Genetic relationship between languages, в его кн.: Essays in linguistics, Chicago, 1957.
Penzl H. Zu den Methoden einer neuen Germanischen Stammbautheorie, \»Beitrage zur Geschichte der deutschen Sprache und Literetur\», 1986, Bd. 108, H. 1, S. 16-29.

Источник

Генеалогическая классификация языков

изучение и группировка языков мира на основании определения родственных связей между ними (отнесения их к одной семье, группе), т. е. на основе общего происхождения из предполагаемого праязыка. Каждая семья происходит из разошедшихся друг с другом диалектов одного языка (праязыка этой семьи), например, все романские языки происходят из диалектов народной (вульгарной) латыни, на которых говорила большая часть населения Римской империи перед её распадом. Для определения места языка, согласно Г. к. я., он должен быть сопоставлен с другими родственными языками (см. Родство языковое) той же семьи и с их общим праязыком (который обычно известен лишь на основании реконструкций, осуществляемых при сопоставлении всех этих языков друг с другом) посредством сравнительно-исторического метода. Для семей, образовавшихся незадолго до фиксации одного из диалектов праязыка на письме (как в случае славянских и тюркских языков), наличие и характер исходного праязыка не вызывает сомнений. Чем дальше отстоит во времени реконструированный праязык от письменных или устных языков-потомков, тем менее отчётливо его представление. Наиболее достоверные результаты в Г. к. я. могут быть получены при сравнении морфологических показателей, лёгкость сравнения которых определяется, во-первых, семантическими причинами (ограниченностью набора возможных грамматических значений во всех языках мира и их исключительной устойчивостью при чёткости вероятных смысловых изменений, подчиняющихся строгим правилам: морфа, обозначающая наклонение или вид, может приобрести значение времени и т. п.), во-вторых, принципом морфонологического характера, согласно которому из всех фонем каждого языка в окончаниях используется относительно небольшая часть. Это облегчает установление соответствий между языками, особенно в тех случаях, когда совпадающие формы образованы от одинаковых корней и соответствие простирается на всю словоформу (ср. ст.-слав. jes-mь, др.-инд. ás-mi, хет. eš-ti ‘я есмь’ из общеиндоевроп. *es-mi; ст.-слав. jes-tь, др.-инд. as-ti, хет. eš-ti ‘он есть’ из общеиндоевроп. *es-ti и т. п.). В языках, использующих морфонологические чередования, которые связаны с изменением места словесного ударения в словоформе, могут быть отождествлены друг с другом по происхождению и целые группы словоформ, связанные друг с другом в пределах одной парадигмы (др.-инд. hán-ti, хет. kuen-zi ‘он бьёт, убивает’ из общеиндоевроп. *gʷʰen-ti; др.-инд. ghn-ánti, хет. kun-anzi из общеиндоевроп. *gʷʰn-ónti; древнее место ударения в хеттской клинописи передаётся сдвоенным написанием гласных как «долгих»). При наличии системы таких отождествляемых форм с одинаковыми значениями принадлежность языков, обладающих морфологическими показателями, к одной семье (в приведённых примерах — к индоевропейской) не может вызывать сомнений.

Читайте также:  Колокольчик на свадьбу означает

Числительные японского, тибетского и китайского языков

Числовое
значение
Японский Современный
тибетский
Древний
(классический
письменный)
тибетский
Современный китайский
иероглиф чтение
‘1’ ити чи(к) gčig и
‘2’ ни н’ӣ gñis эр
‘3’ сан сум gsum сань
‘4’ си ши bži сы
‘5’ го ңа lna у
‘6’ року т̮рук drug лю
‘9’ ку гу dgu цзю
‘10’ дзю̄ чу bču ши

Значительно более сложным является использование для Г. к. я. словарных соответствий между языками. В таких областях лексики, как числительные, возможно заимствование целых лексических групп из одного языка в другой, что даже при наличии системы словарных соответствий, подчиняющихся определённым правилам, не даёт возможности непосредственно сделать вывод о вхождении языков в одну семью. Совпадение современных японских форм числительных от ‘одного’ до ‘шести’ с современными тибетскими (см. таблицу) объясняется только тем, что японский язык более 1000 лет назад, в эпоху сильного китайского влияния на японскую культуру, заимствовал эти числительные (сосуществующие в японском языке с другой, собственно японской системой числительных) из китайского языка, в конечном счёте родственного тибетскому. При этом фонетическое развитие в самом тибетском языке привело к такому упрощению звуковой структуры древнетибетских слов (с потерей первого согласного в древней начальной группе фонем и т. п.), при которой современные тибетские формы (лхасского диалекта) оказываются значительно более близкими к японским, чем древнетибетские. Но если бы древнетибетские формы не были известны, то прямое сравнение современных японских и тибетских числительных могло бы привести к ошибочным выводам относительно Г. к. я. Между тем до недавнего времени были распространены такие опыты сопоставления многих бесписьменных языков (например, Африки), которые основывались преимущественно на сравнении относительно небольшого числа употребительных слов этих языков. Некоторое основание для такого метода (который по отношению к языкам без развитой системы флексий может — при отсутствии контроля лексических сопоставлений грамматическими — не привести к окончательным выводам) даёт лексикостатистика (глоттохронология), согласно которой в пределах нескольких (одной или двух) сотен наиболее употребительных слов языка темп изменений обычно остаётся очень медленным, хотя этот темп и может сильно варьировать в зависимости от условий развития языка (ср. крайнюю медленность изменения языков, не контактирующих непосредственно с другими, как, например, исландский; см. Контакты языковые). В Г. к. я. обычно именно сравнение подобных наиболее употребительных слов и использовалось для выводов о языковом родстве. Однако сравнение лексики разных подгрупп австралийских языков, находившихся в длительном контакте друг с другом (уже через много тысячелетий после распада общеавстралийского языка, к которому все эти подгруппы в конечном счёте восходят), показывает, что при определённом типе социальной организации и численной ограниченности коллектива (делающей необходимыми интенсивные смешанные браки между разными племенами) значительное число таких наиболее употребительных слов языка (включая многие термины родства, названия животных и растений, числительные, а также и ряд глаголов) может заимствоваться из одного языка в другой. Наиболее интенсивно лексические контакты этого типа происходят (как и в случае с австралийскими языками) при наличии первоначального родства позднее контактирующих языков, как, например, при контакте древнеанглийского с древнескандинавским в эпоху завоевания Британии древнескандинавскими племенами (из их языка в древнеанглийский язык проникли не только многие употребительные существительные, но и такие местоимения, как 3‑е л. мн. ч. they и др.).

Смотреть что такое «Генеалогическая классификация языков» в других словарях:

Генеалогическая классификация языков — классификация, основывающаяся на генетическом принципе, т. е. группирующая родственные по происхождению языки в языковые семьи. Г. к. я. стала возможной только после возникновения понятия языкового родства и утверждения в лингвистических… … Большая советская энциклопедия

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ — см. Классификация языков … Большой Энциклопедический словарь

генеалогическая классификация языков — см. Классификация языков. * * * ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ, см. Классификация языков (см. КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ) … Энциклопедический словарь

Генеалогическая классификация языков — * За основу взята классификация, данная в книге А. А. Реформатского «Введение в языкознание» (М., 1955). Использованы также следующие работы: В. В. Иванов, Генеалогическая классификация языков и понятие языкового родства, М., 1954; «Языки народов … Определитель языков мира по письменностям

Генеалогическая классификация языков — классификация яз. мира в зависимости от наличия или отсутствия (а также степени) их родства, к рое устанавливается с помощью сравнительно историч. метода. Родственными признают языки, являющиеся потомками общего яз., называемого праязыком (или яз … Российский гуманитарный энциклопедический словарь

генеалогическая классификация языков — (от греч. genealogia родословная). Подразделение языков на группы по их родству, основанному на общности происхождения и находящему свое выражение в общности слов или морфем. Наиболее крупные группы называются семьями. Различаются следующие семьи … Словарь лингвистических терминов

Классификация языков — Классификация языков распределение языков мира по определённым таксономическим рубрикам в соответствии с принципами, вытекающими из общей цели исследования, и на основе определённых признаков. Проблема К. я. возникает при их сравнительном… … Лингвистический энциклопедический словарь

Классификация языков — 1) генетическая К. я. по признаку родства, т. е. общего происхождения (см. Генеалогическая классификация языков). Родство каких либо языков признаётся доказанным, если обнаружено общее происхождение значительной части морфем этих языков,… … Большая советская энциклопедия

КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ — изучение и группировка языков мира по различным признакам: генетическая классификация языков (генеалогическая) по признаку родства, т. е. общего происхождения из предполагаемого языка основы (индоевропейская, тюркская, уральская семьи и др.);… … Большой Энциклопедический словарь

Источник

Генеалогическая классификация языков

Поэтому сходство индийских слов и грамматического строя санскрита с основными языками Европы произвело ошеломляющее впечатление на европейских ученых. На развитие сравнительно-исторического языкознания оказали влияние идеи романтизма о духовно прекрасном и свободном пранароде, который жил в золотой век человечества. Этому древнему народу соответствовал и единый язык- праязык. Поиски праязыка привели к развитию сравнительно-исторического языкознания. К основоположникам сравнительно-исторического метода относят немецких лингвистов Ф. Боппа (1791-1867) и Я. Гримма (1785-1863), датского языковеда Р. Раска (1787-1832) и русского филолога А.Х. Востокова (1781-1864).

Читайте также:  Мама на арабском языке как звучит

С помощью сравнительно-исторического метода сравниваются между собой генетически тождественные слова и формы родственных языков и восстанавливается их первоначальный вид, который называют праформами. Считается, что при установлении родства языков наиболее достоверные результаты дают регулярные звуковые соответствия в сравниваемых языках, а также их грамматические соответствия, в особенности совпадение флексий, которые не заимствуются из языка в язык. Некоторое представление об этом дает следующая табличка (пример Р.А. Будагова).

Древнеиндийский язык Готский язык Древненемецкий язык Греческий язык Латинский язык Старославянский язык Русский язык
1-е л.ед.ч. bhárami baira biru phéro fero берж беру
2-е л.ед.ч. bhárasi bairi s biris phéreis fers береши берешь
3-е л.ед.ч. bhárati bairi p birit pherei fert беретъ берет
1-е л.мн.ч. bhár?mas baira m beram?s phéromen ferimus беремъ берем
2-е л.мн.ч. bháratha bairi p beret phérete fertis берете берете
3-е л.мн.ч. bháranti bairand berant phérusi ferunt бержть берут

Надежные результаты получают и при совпадении корней слов, принадлежащих к древнейшим пластам лексики (ср. приводимые ниже соответствия; пример Р.А. Будагова).

Русский язык Болгарский язык Польский язык Чешский язык
вода вода woda voda
поле поле pole pole
море море morze mo?e
ухо ухо ucho ucho
нога нога noga noha
сто сто sto sto
голова глава g?owa hlava
корова крава krowa kráva

Следует иметь в виду, что историческое родство языков не всегда определяется их географической близостью. Например, венгерский язык находится в окружении языков индоевропейской семьи, но сам принадлежит к финно-угорской семье. Язык басков граничит с романскими языками, но сам к романским языкам не принадлежит.

Языковую семью образует вся совокупность родственных между собой языков, то есть в структурах всех этих языков есть общие черты, которые можно объяснить, если признать, что все эти структуры восходят к некоему языку-основе. Языки, принадлежащие к разным семьям, не обнаруживают признаков исторического родства. В таких языках нет слов и форм, имеющих общее происхождение, кроме заимствований, которые могут проникать из одного источника и в родственные, и в неродственные языки.

Языки одной ветви всегда ближе один к другому, нежели языки двух ветвей. Например, славянские языки как ветвь индоевропейской семьи языков ближе один к другому, чем русский и французский, поскольку последний принадлежит к ветви романских языков. Внутри ветви степень близости между языками также различна, поэтому некоторые ветви членятся на подгруппы родственных языков. Так, славянские языки делятся на южную, восточную и западную подгруппы. Языки могут оказаться и вне семей, если у них не обнаруживается родственных языков, например, японский и баскский языки.

Основные семьи языков

По количеству носителей семьи языков и отдельные языки по состоянию на 1980 г. распределяются в следующей последовательности (данные В.И. Кодухова):

№ п/п Количественные характеристики Семья языков и отдельные языки Численность говорящих (млн. чел.) В %
Индоевропейская 44,3
Китайско-тибетская 23,4
Нигеро-кордафанская 5,9
Австронезийская 4,9
Семито-хамитская 4,8
Дравидская 3,9
Японский язык 2,8
Алтайская 2,6
Австроазиатская 1,8
Тайская 1,5
И Корейский язык 1,4
Индейская 0,9
Нило-сахарская 0,7
Уральская 0,6
Кавказская 0,3
Остальные семьи и языки 0,2
Итого в 1980 г.

Самой крупной из всех языковых семей по числу говорящих на языках этой семьи является индоевропейская, которая и изучена в большей степени, чем другие семьи. Индоевропейские языки проявляют свое родство достаточно четко. Индоевропейская семья распадается на 12 ветвей, часть которых состоит из отдельных языков, а также мертвых языков. В состав индоевропейской семьи входят индоарийская, или индийская, иранская, германская, славянская, романская, балтийская, кельтская группы языков, а также вымершие анатолийская и тохарская группы языков. Отдельно в этой семье стоят греческий, армянский и албанский языки.

Иранская группа обнаруживает наибольшую близость с индийской. Она включает в себя более 10 живых языков: персидский (фарси), афганский (пуштý), таджикский, курдский, осетинский и другие языки. В иранскую группу входит много мертвых языков: авестийский, лидийский, парфянский, древнеперсидский, скифский и другие языки.

Романская ветвь индоевропейской семьи языков представлена 12 живыми языками, наиболее известными среди которых являются итальянский, французский, испанский, португальский, румынский и молдавский язык. К мертвым романским языкам относится латынь и некоторые другие италийские говоры.

Балтийская группа языков немногочисленна. Она состоит из живых литовского и латышского языков и мертвого прусского языка.

Не образуют ветвей греческий, албанский и армянский язык, хотя иногда говорят о греческой группе, включая в ее состав, кроме новогреческого языка, мертвые древнегреческий и среднегреческий, или византийский, языки.

Китайско-тибетская семья языков занимает второе место по числу говорящих на языках этой семьи людей. По количеству же входящих в эту семью языков она немногочисленна. Сюда входят китайский, бирманский, тибетский и некоторые другие языки.

Третьей по численности носителей языков является нигеро-кордофáнская семья языков. По количеству языков это одна из многочисленных семей, ее иногда называют языками коренного населения Африки. Она разбивается на ряд групп и подгрупп, включающих языки банту, языки манде, языки сонгаи, гвинейские языки, кордафанские языки, нилотские языки, бантоидные языки и т.д.

Алтайская, или тюркская, семья объединяет в своем составе более тридцати языков: турецкий, казахский, узбекский, азербайджанский, татарский, киргизский, якутский и ряд других языков.

Австроазиатская, или аустроазиатская, семья включает в себя языки народностей, проживающих в Юго-Восточной Азии: вьетнамский и кхмерский язык, языки мунда и некоторые другие.

В тайскую семью языков входят тайский, лаосский и некоторые другие языки. А.А. Реформатский включал тайские языки в китайско-тибетскую семью.

Нило-сахарская семья включает в себя шари-нильскую, центрально-суданскую, северную и юго-восточную группы африканских языков.

Кавказская, или иберийско-кавказская, семья языков включает в себя абхазский, аварский, адыгейский, даргинский, лезгинский, лакский, табасаранский и другие языки.

Общая картина родства языков еще далека от завершения. Во многом пока детально не разработана классификация языков Африки, Юго-Восточной Азии, Океании, Америки. Нет единства мнений в выделении семей, в членении многих семей на ветви, во включении тех или иных групп и языков в отдельные семьи. И хотя генеалогическая классификация принадлежит к наиболее разработанным классификациям, картина языковой истории человечества, которую рисует современная лингвистика, является весьма приблизительной.

Источник

Простыми словами о самом интересном
Добавить комментарий