Что карамзин сделал для русского литературного языка

Медицинские интернет-конференции

Россошанская А.Ю., Сверчкова А.А.

Вклад Н.М. Карамзина в развитие русского языка

(к 250-летию со дня рождения писателя)

Россошанская А.Ю., Сверчкова А.А.

Научный руководитель: доцент Барсукова М.И.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра русской и классической филологии

Николай Михайлович Карамзин многими воспринимается как историк, но своей главной задачей он видел литературное творчество, приближение книжного языка к языку разговорному. Главной целью он считал дальнейшее освобождение отечественной литературы от церковнославянизмов. В предисловии ко второй книге альманаха «Аониды» он писал: «Один гром слов только оглушает нас и никогда до сердца не доходит».

а) сохранившие в русском языке высокий, поэтический характер («Рука его взожгла только единое солнце на небесном своде»);

б) использующиеся в художественных целях («Никто не бросит камнем в дерево, если на оном нет плодов»);

в) отвлеченные существительные, способные в новых контекстах изменять свой смысл («Были на Руси великие певцы, чьи творения погребены в веках»);

г) выступающие в качестве средств исторической стилизации («Никон сложил с себя верховный сан и… провождал дни свои, Богу и душеспасительным трудам посвященные»).

Другую задачу Н.М. Карамзин видел в упрощении синтаксических конструкций. В «Пантеоне российских писателей» он решительно заявлял: «Проза Ломоносова вообще не может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны, расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей». В отличие от М. В. Ломоносова Карамзин стремился писать короткими, легко обозримыми предложениями, для чего заменял старославянские по происхождению союзы яко, паки, зане, колико, иже и др. русскими союзами и союзными словами что, чтобы, когда, как, который, где, потому что. Ряды подчинительных союзов уступают место бессоюзным и сочинительным конструкциям с союзами а, и, но, да, или. Карамзин использует прямой порядок слов, который казался ему более естественным и соответствующим ходу мыслей и движению чувств человека.

В своих работах Н.М. Карамзин часто использовал синтаксические конструкции перифрастического типа, которые по структуре и форме были близки к фразеологическим сочетаниям (светило дня – солнце; барды пения – поэты; кроткая подруга жизни нашей – надежда).

Заслугой Карамзина следует признать обогащение русского языка рядом удачных неологизмов, которые прочно вошли в активный словарный состав. «Карамзин, – писал В.Г. Белинский, – ввёл русскую литературу в сферу новых идей, и преобразование языка было уже необходимым следствием этого дела».

Таким образом, Н.М. Карамзин внес огромный вклад в развитие русского литературного языка, максимально приблизив его к языку разговорному, ввел в русский словарь ряд неологизмов и разработал собственную «стратегию» в отборе существующих старославянизмов.

Источник

Что карамзин сделал для русского литературного языка

ВОЕННОЕ ПРАВО

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Н.М. Карамзин – реформатор русского литературного языка

К чему ни обратись в нашей литературе – всему начало положено Карамзиным: журналистике, критике, повести, роману, повести исторической, публицизму, изучению истории. В.Г. Белинский

Николай Михайлович Карамзин – выдающийся реформатор русского языка. Он оставил заметный след в науке, искусстве, публицистике, но важным итогом творчества Карамзина 1790-х годов была реформа языка, в основе которой лежало стремление сблизить письменный язык с живой разговорной речью образованного слоя общества. Благодаря Карамзину, русский читатель начал несколько по-иному думать, чувствовать и изъясняться.

Мы используем в своей речи много слов, введенных в разговорный оборот именно Карамзиным. А ведь речь есть всегда отражение и интеллекта, и культуры, и духовной зрелости человека. После петровских преобразований в России возник разрыв между духовными запросами просвещенного общества и семантическим строем русского языка. Все образованные люди вынуждены были говорить по-французски, так как в русском языке не существовало слов и понятий для выражения многих мыслей и чувств. Чтобы выразить по-русски многообразие понятий и проявлений человеческой души, надо было развивать русский язык, создавать новую речевую культуру, преодолевать разрыв между литературой и жизнью. Кстати, в то время французский язык действительно имел общеевропейское распространение; не только русская, но, например, и немецкая интеллигенция предпочитала его родному языку.

В статье 1802 года «О любви к Отечеству и народной гордости» Карамзин писал: «Беда наша, что мы все хотим говорить по-французски и не думаем трудиться над обрабатыванием собственного языка; мудрено ли, что не умеем изъяснять им некоторых тонкостей в разговоре» – и призывал дать родному языку все тонкости языка французского. В конце XVIII века Карамзин пришел к выводу о том, что русский язык устарел и нуждается в реформировании. Карамзин не был царём, не был он и министром. Поэтому реформа Карамзина выразилась не в том, что он издал какие-то указы и изменил нормы языка, а в том, что он сам стал писать свои произведения по-новому и помещать в своих альманахах переводные произведения, написанные новым литературным языком.

Читатели знакомились с этими книгами и усваивали новые принципы литературной речи, которые были ориентированы на нормы французского языка (эти принципы получили название «новый слог»). Первоначальной задачей Карамзина было, чтобы русские начали писать, как говорят и чтобы в дворянском обществе стали говорить, как пишут. Именно эти две задачи определи сущность стилистической реформы писателя. Чтобы приблизить литературный язык к разговорному, в первую очередь, необходимо было освободить литературу от церковнославянизмов (тяжёлых, устаревших славянских выражений, которые в разговорном языке были уже заменены другими, более мягкими, изящными).

Читайте также:  Как пишется слово волнующийся

Стали нежелательны устаревшие старославянизмы такие как: абие, бяху, колико, понеже, убо и др. Известно высказывания Карамзина: «Учинить, вместо сделать, нельзя сказать в разговоре, а особенно молодой девице». Но совсем отказаться от старославянизмов Карамзин не мог: это нанесло бы огромный вред русскому литературному языку. Поэтому допускалось использование старославянизмов, которые: а) в русском языке сохранили высокий, поэтический характер («сидя под тению дерев», «на вратах храма рассматриваю изображение чудес», «сие воспоминание потрясло ее душу», «рука его взожгла только единое солнце на небесном своде»); б) можно использовать в художественных целях («златой луч надежды, луч утешения освещал мрак ее скорби», «никто не бросит камнем в дерево, если на оном нет плодов»); в) являясь отвлеченными существительными, способны в новых для них контекстах изменить свой смысл («были на Руси великие певцы, чьи творения погребены в веках»); г) могут выступать в качестве средств исторической стилизации («внимаю глухому стону времен», «Никон сложил с себя верховный сан и… провождал дни свои, Богу и душеспасительным трудам посвященные»). Вторым шагом в реформировании языка стало упрощение синтаксических конструкций. Карамзин решительно отказался от тяжелой и несоответствующей духу русского языка немецко-латинской синтаксической конструкции, введенной Ломоносовым. Вместо длинных и неудобопонятных периодов Карамзин стал писать ясными и краткими фразами, используя как образец легкую, изящную и логически стройную французскую прозу.

В «Пантеоне российских писателей» он решительно заявлял: «Проза Ломоносова вообще не может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны, расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей». В отличие от Ломоносова, Карамзин стремился писать короткими, легко обозримыми предложениями. Кроме этого Карамзин заменяет старославянские по происхождению союзы яко, паки, зане, колико, иже и др. русскими союзами и союзными словами что, чтобы, когда, как, который, где, потому что («Лиза требовала, чтобы Эраст часто посещал мать ее», «Лиза сказала, где она живет, сказала и пошла.») Ряды подчинительных союзов уступают место бессоюзным и сочинительным конструкциям с союзами а, и, но, да, или и др.: «Лиза устремила на него взор свой и думала..», «Лиза провожала его глазами, а мать сидела в задумчивости», «Уже хотела она бежать за Эрастом, но мысль: «У меня есть мать!» остановила ее».

Карамзин, напротив, старался придавать иностранным словам русское окончание, приспосабливая их к требованиям русской грамматики, например, «серьёзный», «моральный», «эстетический», «аудитория», «гармония», «энтузиазм». Карамзин и его сторонники отдавали предпочтение словам, выражающим чувства и переживания, создающим «приятность», для этого часто использовали уменьшительноласкательные суффиксы (рожок, пастушок, ручеек, матушка, деревеньки, тропинка, бережок и т.п.). Также вводили в контекст слова, создающие «красивость» (цветы, горлица, поцелуй, лилии, эфиры, локон и т.д.). Имена собственные, называющие античных богов, европейских деятелей искусств, героев античной и западноевропейской литературы, также использовались карамзинистами с целью придать повествованию возвышенную тональность.

Красивость речи создавалась при помощи синтаксических конструкций, близких к фразеологическим сочетаниям (светило дня – солнце; барды пения – поэта; кроткая подруга жизни нашей – надежда; кипарисы супружеской любви – семейный уклад, брак; переселиться в горние обители – умереть и т.д.). Из других введений Карамзина можно отметить создание буквы Ё. Буква Ё – самая молодая буква современного русского алфавита. Она была введена Карамзиным в 1797г. Можно сказать даже точнее: буква Ё введена Николаем Михайловичем Карамзиным в 1797 году, в альманахе «Аониды», в слове «слёзы». До этого вместо буквы Ё в России писали диграф io (введён около середины XVIII века), а ещё раньше писали обычную букву Е. В первое десятилетие XIX века карамзинская реформа литературного языка была встречена с энтузиазмом и породила живой общественный интерес к проблемам литературной нормы. Большая часть молодых литераторов, современных Карамзину, приняли его преобразования и пошли за ним.

Но не все современники были с ним согласны, многие не захотели принять его нововведения и восстали на Карамзина, как на опасного и вредного реформатора. Во главе таких противников Карамзина встал Шишков, известный государственный деятель того времени. Шишков был горячим патриотом, но не был филологом, поэтому нападки его на Карамзина не были филологически обоснованы и носили скорее моральный, патриотический, а иногда даже политический характер. Шишков обвинял Карамзина в порче родного языка, в антинациональном направлении, в опасном вольнодумстве и даже в порче нравов. Шишков говорил, что только чисто славянскими словами можно выражать чувства благочестивые, чувства любви к отечеству. Иностранные слова, по его мнению, искажают, а не обогащают язык: «Древний славянский язык, отец многих наречий, есть корень и начало российского языка, который сам собой изобилен был и богат, он не нуждается в обогащении французскими словами».

Шишков предлагал заменить уже установившиеся иностранные выражения старыми славянскими; например, заменить «актёр» на «лицедей», «героизм» – «добледушие», «аудитория» – «слушалище», «рецензия» – «рассмотрение книг». Нельзя не признать горячей любви Шишкова к русскому языку; нельзя не признать и того, что увлечение всем иностранным, особенно французским, зашло в России слишком далеко и привело к тому, что простонародный, крестьянский язык стал сильно отличаться от языка культурных классов; но нельзя также не признать того, что невозможно было остановить естественно начавшуюся эволюцию языка; нельзя было насильно вернуть в употребление уже устаревшие выражения, которые предлагал Шишков («зане», «убо», «иже», «яко» и другие). В этом языковом споре история показала убедительную победу Николая Михайловича Карамзина и его последователей. А усвоение его уроков помогло Пушкину завершить становление языка новой русской литературы.

1. Виноградов В.В. Язык и стиль русских писателей: от Карамзина до Гоголя. –М., 2007, 390с.

2. Войлова К.А., Леденева В.В. История русского литературного языка: учебник для вузов. М.: Дрофа, 2009. – 495 с. 3. Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. – М., 1998, 382с. 4. Электронный ресурс// sbiblio.com: Русский гуманитарный интернет-университет. – 2002.

Читайте также:  Сленг как явление современного немецкого языка

Другие новости и статьи

Запись создана: Суббота, 28 Март 2020 в 0:12 и находится в рубриках Новости.

Источник

Сатурния

Сайт литературного объединения «Сатурния»

Лекция на тему «Вклад Н.М. Карамзина в историю русского литературного языка»

Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) завершил те тенденции развития литературного языка, которые обозначились у его предшественников, и стал главой сентименталистского литературного направления, теоретиком новых принципов употребления литературного языка, получивших в истории название «нового слога», который многие историки считают началом современного русского литературного языка.

Карамзин – писатель, историк, почетный член Петербургской Академии наук, редактор «Московского журнала» и журнала «Вестник Европы», автор «Истории государства Российского», первый представитель сентиментализма в русской литературе («Письма русского путешественника», «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», «Марфа Посадница» и др.).

Однако оценка деятельности Карамзина и карамзинистов в истории русского литературного языка неоднозначна. Более ста лет назад Н.А. Лавровский писал, что суждения о Карамзине как реформаторе русского литературного языка сильно преувеличены, что в его языке нет ничего принципиально нового, что это лишь повторение того, что было достигнуто до Карамзина Новиковым, Крыловым, Фонвизиным. Другой филолог XIX века, Я.К. Грот, напротив, писал, что только под пером Карамзина «возникла в первый раз в русском языке проза ровная, чистая, блестящая и музыкальная» и что «Карамзин дал русскому литературному языку решительное направление, в котором он еще и ныне продолжает развиваться».

Карамзинисты (М.Н. Муравьев, И.И. Дмитриев, А.Е. Измайлов, молодой В.А. Жуковский, В.В. Капнист, Н.А. Львов, Н.И. Гнедич) придерживались исторического подхода к развитию языка. Язык – явление общественное, он изменяется в соответствии с развитием той общественной среды, где он функционирует.

Нормы русского «нового слога» Карамзин ориентирует на нормы французского языка. Задачей Карамзина было, чтобы русские начали писать, как говорят и чтобы в дворянском обществе стали говорить, как пишут. Иначе, необходимо было распространять в дворянской среде литературный русский язык, так как в светском обществе либо говорили по-французски, либо пользовались просторечием. Названными двумя задачами определяется сущность стилистической реформы Карамзина.

Создавая «новый слог», Карамзин отталкивается от «трёх штилей» Ломоносова, от его од и похвальных речей. Реформа литературного языка, проведённая Ломоносовым, отвечала задачам переходного периода от древней к новой литературе, когда ещё было преждевременным полностью отказаться от употребления церковнославянизмов. Однако теория «трёх штилей» часто ставила писателей в затруднительное положение, так как приходилось употреблять тяжёлые, устаревшие славянские выражения там, где в разговорном языке они были уже заменены другими, более мягкими, изящными.

Карамзин же решил приблизить литературный язык к разговорному. Поэтому одной из главных его целей было дальнейшее освобождение литературы от церковнославянизмов. В предисловии ко второй книжке альманаха «Аониды» он писал: «Один гром слов только оглушает нас и никогда до сердца не доходит».

Однако карамзинисты вовсе отказаться от старославянизмов не могли: утрата старославянизмов нанесла бы огромный вред русскому литературному языку. Поэтому «стратегия» в отборе старославянизмов была такова:

1) Нежелательны старославянизмы устаревшие: абие, бяху, колико, понеже, убо и др. Известны высказывания Карамзина: «Учинить, вместо сделать, нельзя сказать в разговоре, а особенно молодой девице», «Кажется, чувствую как бы новую сладость жизни, – говорит Изведа, но говорят ли так молодые девицы? Как бы здесь очень противно», «Колико для тебя чувствительно и пр. – Девушка, имеющая вкус, не может ни сказать, ни написать в письме колико». «Вестник Европы» даже в стихах заявлял: Понеже, в силу, поелику творят довольно в свете зла.

2) Допускаются старославянизмы, которые:

а) в русском языке сохранили высокий, поэтический характер («Рука его взожгла только единое солнце на небесном своде»);

б) можно использовать в художественных целях («Никто не бросит камнем в дерево, если на оном нет плодов»);

в) являясь отвлеченными существительными, способны в новых для них контекстах изменить свой смысл («Были на Руси великие певцы, чьи творения погребены в веках»);

г) могут выступать в качестве средств исторической стилизации («Никон сложил с себя верховный сан и… провождал дни свои, Богу и душеспасительным трудам посвященные»).

Вторая черта «нового слога» состояла в упрощении синтаксических конструкций. Карамзин отказался от пространных периодов. В «Пантеоне российских писателей» он решительно заявлял: «Проза Ломоносова вообще не может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны, расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей». В отличие от Ломоносова, Карамзин стремился писать короткими, легко обозримыми предложениями.

Карамзин заменяет старославянские по происхождению союзы яко, паки, зане, колико, иже и др. заменяя их русскими союзами и союзными словами что, чтобы, когда, как, который, где, потому что. Ряды подчинительных союзов уступают место бессоюзным и сочинительным конструкциям с союзами а, и, но, да, или и др.

Карамзин использует прямой порядок слов, который казался ему более естественным и соответствующим ходу мыслей и движению чувств человека.

«Красивость» и манерность «нового слога» создавались синтаксическими конструкциями перифрастического типа, которые по своей структуре и форме были близки к фразеологическим сочетаниям (светило дня – солнце; барды пения – поэта; кроткая подруга жизни нашей – надежда; кипарисы супружеской любви – семейный уклад, брак; переселиться в горние обители – умереть и т.д.).

Кроме того, Карамзин часто цитирует афористические изречения того или иного автора, вставляет в свои произведения отрывки на иностранных языках.

Третья заслуга Карамзина заключалась в обогащении русского языка рядом удачных неологизмов, которые прочно вошли в основной словарный состав. «Карамзин, – писал Белинский, – ввёл русскую литературу в сферу новых идей, и преобразование языка было уже необходимым следствием этого дела».

Ещё в петровскую эпоху в русском языке появилось множество иностранных слов, но они большей частью заменяли уже существовавшие в славянском языке слова и не являлись необходимостью; кроме того эти слова брались в необработанном виде, и поэтому были очень тяжелы и неуклюжи («фортеция» вместо «крепость», «виктория» вместо «победа», и т.п.). Карамзин, напротив, старался придавать иностранным словам русское окончание, приспосабливая их к требованиям русской грамматики, например, «серьёзный», «моральный», «эстетический», «аудитория», «гармония», «энтузиазм».

Включая в текст новые слова и выражения, Карамзин нередко оставлял слово без перевода: он был уверен, что иноязычное слово более изящно, чем русская параллель. Он часто использует слова натура, феномен вместо природа, явление. Однако со временем Карамзин пересмотрел свои взгляды в отношении варваризмов и при переиздании «Писем русского путешественника» заменил иностранные слова русскими: жесты – действия, вояж – путешествие, моральный – нравственный, фрагмент – отрывок, визит – посещение и т.д.

Читайте также:  Гостевой стол на свадьбе

Стараясь развить в русском языке способность выражать отвлеченные понятия и тонкие оттенки мыслей, чувств, карамзинисты ввели в сферу научной, публицистической, художественной речи:

– заимствованные термины (авансцена, адепт, афиша, будуар, карикатура, кризис, симметрия и др.);

– морфологические и семантические кальки (расположение, расстояние, подразделение, сосредоточить, утонченный, наклонность, упоение и др.);

– слова, сочиненные Карамзиным (промышленность, будущность, общественность, влюбленность, человечный, трогательный, потребность и др.), некоторые из них не прижились в русском языке (настоящность, намосты, младенчественный и др.)

Карамзинисты, отдавая предпочтение словам, выражающим чувства и переживания, создающим «приятность», часто использовали уменьшительно-ласкательные суффиксы (рожок, пастушок, ручеек, пичужечки, матушка, деревеньки, тропинка, бережок и т.п.).

Для создания «приятности» чувств карамзинисты вводили в контекст слова, создающие «красивость» (цветы, горлица, поцелуй, лилии, эфиры, локон и т.д.). «Приятность», по мнению карамзинистов, создают определения, которые в сочетании с разными существительными приобретают различные смысловые оттенки (нежные эфиры, нежная свирель, нежнейшая склонность сердца, нежные щеки, нежный сонет, нежная Лиза и т.д.). Имена собственные, называющие античных богов, европейских деятелей искусств, героев античной и западноевропейской литературы, также использовались карамзинистами с целью придать повествованию возвышенную тональность.

Такова языковая программа и языковая практика Карамзина, которые возникли на духовной почве сентиментализма и стали его наиболее совершенным воплощением. Карамзин был одареннейшим писателем, благодаря чему его «новый слог» воспринимался как образец русского литературного языка. В первое десятилетие XIX века карамзинская реформа литературного языка была встречена с энтузиазмом и породила живой общественный интерес к проблемам литературной нормы.

Однако, несмотря на это, ограниченная сентименталистская эстетика Карамзина, его стремление создать нежный, красивый, изящный слог не позволили ему достичь подлинного синтеза естественного узуса и исторического языкового предания и стать основателем современного русского литературного языка.

Список использованной литературы:

1. Войлова К.А., Леденева В.В. История русского литературного языка: учебник для вузов. М.: Дрофа, 2009. – 495 с.

2. Камчатнов А.М. История русского литературного языка: XI – первая половина XIX века: Учеб. пособие для студ. филол. фак высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 688 с.

3. Мешчерский Е.В. История русского литературного языка [Электронный ресурс] // sbiblio.com: Русский гуманитарный интернет-университет. – 2002. – Электрон. дан. – URL: http://sbiblio.com/biblio/archive/milehina_ist/ (дата обращения 20.12.2011). – Загл. с экрана.

4. Якушин Н.И., Овчинникова Л.В. Русская литературная критика XVIII – начала XX века: Учеб. пособие и хрестоматия. М.: ИД «Камерон», 2005. – 816 с.

Источник

Что карамзин сделал для русского литературного языка

Преобразования Карамзина коснулись двух сторон литературного языка: его синтаксической структуры и словарного состава. И то, и другое было связано с прогрессивным стремлением писателя сблизить ЛЯ и живую разговорную речь образованных людей своего времени, дать образцы литературной разговорной речи в различных жанрах художественной лит-ры, освободить литературный язык от устарелых языковых единиц. Требование вкуса становится основным в литературной и публицистической практике Карамзина и его последователей. Они выступили против устаревших языковых элементов, так как основой ЛЯ, по их мнению, должна была стать разговорная речь и, напротив, нормы разговорной речи должны были формироваться под влиянием литературного языка. Карамзинисты считали, что стилистическая система Ломоносова с ее иерархией стилей старанием книжников второй половины 18в. превратилась в архаическую систему, мешавшую дальнейшему сближению книжного языка и разговорной речи. На преодоление косности этой системы и была направлена деятельность Карамзина. В статьях о происхождении РЛЯ Карамзин нигде не отрицал важной роли церковнославянского языка в формировании РЛЯ старшего периода, необходимости употребления в литературе книжной лексики, возможности использования славянизмов в определенных стилистических целях. Литературная практика Карамзина соответствовала теоретическим требованиям карамзинистов. Употребление славянизмов свойственно всем произведениям Карамзина. В «Истории гос-ва Российского» используются славянизмы, одновременно выполняя 2 функции: средство создания высокого, торжественного стиля и колорита эпохи. При оценке реформы Карамзина в области РЛЯ и стилистики очень важным является вопрос о заимствованиях. В исторических стилизованных произведениях Карамзина («Наталья, боярская дочь», «Марфа Посадница»), в «Истории гос-ва Рос.» иноязычная лексика имеет небольшой удельный вес. В сентиментальных произведениях («Бедная Лиза», «Юлия» и др) иноязычных слов значительно больше, но и здесь встречаются в основном усвоенные русским литературным языком (аллея, архитектура, галерея, терраса). Наибольшее количество иноязычной лексики в «Письмах русского путешественника», используемой для создания местного колорита, описания реалий быта французов, англичан, жителей Швейцарии, незнакомо русскому читателю. Важную роль в развитии РЛЯ сыграли синтаксические новшества Карамзина, которые заключались в установлении четкого порядка слов в предложении, утверждении принципа логического членения предложения, в сокращении объема предложений и периодов, приближении синтаксиса письменных текстов к синтаксису живой разговорной речи. У Карамзина небольшой объем синтаксических конструкций, широкое использование простых предложений, большое количество неполных предложений (особенно в диалогах)

Литературный язык I половины XIX в.

1. Развитие литературного языка и сентиментализм.
2. Преобразование традиций «высокого» стиля в языке поэзии, прозы, публицистики декабристов
3. Лингвистическая деятельность Н.М. Карамзина
4. Значение творчества И.А.Крылова, А С. Грибоедова в развитии русского литературного языка.

Источник

Простыми словами о самом интересном
Добавить комментарий